После чего вам не остается секретов в хоккее.

Так вышло, что последний год у Артемия Панарина спрашивают в главном про политику и средства. Это объяснимо, но меня смущает, что все таки про фондовый рынок и президентские сроки он рассуждает с позиции мещанина, который пристально смотрит за этим со стороны. Непременно, здорово, что спспортсменровня Панарина выходит за рамки хоккея и имеет активную штатскую позицию (это совершенно точно лучше, чем складировать на компютере все фиты Чайлдиша Гамбино), но мне всегда казалось, что о хоккее он скажет еще лучше, потому что конкретно хоккей – его территория. Он с каждым годом в КХЛ становится все лучше и лучше. Как на тебя повлияла игра с ним? – Я рад за Вадима, что у него все отлично складывается. Он, естественно, тот, кто играет за счет головы.  

Очень принципиальная штука – по ходу интервью Артемий раз 500 обмолвился, что высказывает только свое мировоззрение, гласит только о собственном подходе и собственных взорах на хоккей. Потому я пропишу раздельно – ни один сантиметр этого интервью не является аннотацией по физической и психической подготовке для всех хоккеистов всех возрастов. Это просто юноша ведает о для себя – его опыт может не подойти больше никому на свете. Примите к сведению, но думайте собственной головой.

Содержание прошлых серий. Летом-2019 Артемий был самым симпатичным лотом рынка свободных агентов и ушел в «Рейнджерс» на семь лет по 11,6 млн баксов. В первых 2-ух матчах он набрал 2+2, за 1-ые семь – двенадцать очков. И его ставиставилиено с Микой Зибанежадом, 2-ой звездой команды, позже передвинули во 2-ое – Панарину было все равно с кем играть. Когда сезон тормознул, он был в топ-4 бомбардиров лиги (32+63) и когда в твиттере перечисляли претендентов на «Харт», Артемий стал кандидатом от народа.

Все, давайте начинать. 

Время от времени не успевает вспять, так как ноги недлинные (и так как бежать далее всех)

– По цифрам и по игре смотрелось так, что ты залетел в «Рейнджерс» без раскачки. Как это было устроено изнутри? О чем гласили с тренером и менеджером на первых встречах?

– Я не 1-ый год в НХЛ, потому уже понятно, в какой роли я играю, какой я игрок. Меня брали как готовый продукт. Было знакомство – тренер гласил о собственном видении игры, я гласил, как я вижу. Лицезрели похоже. Единственное различие – он желает, чтоб я ворачивался в оборону, а я нет (смеется).

– Ты начинал сезон в звене с Зибанежадом и Бучневичем, но позже больше играл со Строумом/Фастом. В чем отличие?

– В звене с Микой и с Бучей шайба была у всех поровну. А со Строумом/Фастом шайба больше у меня. Это не принижает их наград – было разделение ролей, и они делали сильно много другой работы. 

С Микой мы поиграли не сильно много – когда начали проигрывать, нас развели. Позже на фоне перемен побеждали – соответственно, поменять вспять не было смысла. Но для тренера, я считаю, здорово, когда есть две такие способности: разъединить нас и позже в каких-либо играх поставить вкупе. Даже лучше, что мы можем сыграть друг без друга, а в ответственный момент, когда нужно переломить матч, есть такая функция, как нас соединить. 

Он, как и я, очень любит много играть с шайбой, потому нам нужно больше вести взаимодействие: если у 1-го шайба, то 2-ой должен не лениться и не ожидать ее, а бежать и исполнять другую роль. Роль игрока без шайбы: раскрываться, делать предварительную работу. Как в «Бостоне» играют Пастрняк, Бержерон, Маршанд. Они техничные игроки, но делают сильно много предварительный работы, не ленятся, бьются за каждую шайбу, и от этого у их итог есть как у звена.

– Ты говорил, что в «Чикаго» было устроено так: вы с Кэйном теряете шайбу на голубой полосы, а Анисимов бежит вспять с чужого пятака, вас опережая. Со Строумом/Фастом таковой же расклад?

– В основном, я, естественно, запаздываю с возвратом в оборону, но это так как у меня от природы ноги недлинные. Тренеры пускай на меня не злятся. 

Но если серьезно – когда два моих нападающих за чужими воротами, а я, выходит, 3-ий сверху, всегда вернусь вспять. Нет такового, что буду подставлять ребят, оборачиваться, ожидать, пока они меня догонят. Просто почаще выходит напротив, что я самый нижний игрок, я за воротами противника, потому мне нет смысла бежать резвее их. В оборону ворачивается тот, кто выше.

Моя игра, в главном, состоит из того, что я нахожусь еще ниже центрального. Потому смотрится так, как будто я не очень люблю ворачиваться. 

Как и вообщем в жизни – лучшее неприятель неплохого. Взять то же выполнение – на амбициях ты можешь бегать хоть сколько. Быть всюду, там, где не нужно, мешать партнеру в углу.

Ты на подсознании расслабился, решил мини-задачу, это для тебя помогает далее всю игру провести на чувственном подъеме. Таких моментов куча, так что не знаю. Может быть, когда мне будет 40 лет, я к чему-то приду.

Работаем все вкупе – тогда, думаю, вышло бы. 

На ЧМ-2017 столкнулись новые поколения Рф и Канады. Галлактический матч, который показал, в чем мы системно ужаснее

Мы же игрались с Дадоновым и Шипачевым, тоже все техничные. И нормально выходило. Просто повсевременно уславливались, что друг дружку дополняем.

Приду после игры, накладывается вялость, я еще дополнительно забью ноги, напарюсь в бане, в прохладную воду прыгну – тело утомляется. А игра – через один день. Нередко бывало, что я не успевал восстанавливаться. Выходил на игру – ног вообщем нету, просто ноль.

Каждую игру мне необходимо что-то придумать – или забить, либо дать. Это по сути тяжело – такой длиннющий марафон, и через один день необходимо заниматься творчеством, чтоб повсевременно кого-либо обыгрывать. Время от времени почти все решает просто фарт – ты дал передачу, а у напарника неплохой денек, он как зарядил в далекую девятку. Все, у тебя передача.

Ранее многие тренеры гласили мне – и, по моему воззрению, заблуждались – что нужно принять шайбу, поначалу включить ноги, а позже глядеть. Но я эту точку зрения не делю – зачем включать ноги, если у тебя через метр будет заступник? И для тебя лучше держать дистанцию, для тебя лучше поглядеть, где есть открытый игрок. Шайба летит в 100 раз резвее тебя – зачем бежать, если можно дать пас?

Моя игра построена на том, что я принимаю шайбу и поначалу смотрю. Соответственно, кто открыт, тому даю. Деанджело просто таковой, активный на площадке, всегда подключается и старается оторваться от собственного нападающего.

С самого юношества развивал пас, а не бег. Повсевременно тренирует его даже на данный момент

– Как раз об этом желал спросить. Одна из твоих фишек – когда ты с шайбой, то смотришь в поле, крутишь головой, чтоб узреть очень обширно. Как развивался этот навык? 

А можешь быть на собственном месте – доверяешь собственному партнеру, он делает свою работу, дает для тебя пас, и ты исполняешь то, что тренировал. Для тебя никуда не надо бежать, ты сделал то, что был должен сделать. И не больше.

Потому у меня был таковой склад ума. Хоккейное мышление, направленное на передачу. Дед мне с 5 лет гласил, что лучше кинуть мимо ворот, но целиться под штангу, чем без шансов кидать в щиток вратарю.

На этой базе я и развивался. Моя игра была ориентирована не на бег, а на пас. Я и не мог пробежать/продавить, так как у меня никогда физики не было. А в игре сильно много моментов, когда с неловкой ты можешь дать, а с комфортной – нет. Другими словами переложить времени нет, конкурент рядом. Либо проходит этот тайминг: пока будешь перекладывать, закроется линия для паса. 

Я всегда был небольшим, и мои амбиции меня толкали на то, чтоб выигрывать, забивать, отдавать. Мой мозг лицезреет, что конкурент вдвое больше меня – а, обычно, всю жизнь все вокруг были больше. Мне нет смысла завязываться с ним в борьбу, бежать куда-то. Мой мозг находил другие пути, как обыграть этого игрока. 

Ворачиваясь к ногам – многие кричат, что нужно их включать, куда-то бежать. Но вот, допустим, когда ты проходишь среднюю зону, заступник откатывается. Если включить всю скорость, то ты просто прибежишь к заступнику. Для тебя трудно будет его обыграть. Тогда ты незначительно притормаживаешь, держишь такую дистанцию, чтоб он до тебя не дастал. И заставляешь его тормозить – так как ему набрать скорость спиной вперед будет тяжелее, чем для тебя.  

Нередко я качусь в средней зоне, не бегу на защитников, держу полтора метра от их и все равно двигаюсь вперед – параллельно с ними. Если заступник затормозит – я всегда могу включить ноги и обойти его. Он тоже не дурачина, он, в главном, тормозить не будет, а будет откатываться. Соответственно, у меня появится свободное место, чтоб зайти в зону. И я уже смогу в зоне находить адресок для паса. 

И это все – результат эволюции моего мозга в тех критериях, которые мне отдала жизнь. Так как я был небольшой и по-другому просто не сумел бы играть. Необходимо было находить какие-то пути – и мой мозг их находил. 

Даже не могу сказать, что я сам чего-то заслужил. Это моя жизнь сделала со мной. Я не посиживал в четырнадцать лет и не задумывался – а кем бы мне вернее быть? Я тогда ничего не задумывался вообщем. Соответственно, брать на себя эти награды, что я молодец, что я развился – сложно. Это эволюция: что у меня было, из того мозг и лепил сам.  

Мои амбиции толкали, но снова же – что такое амбиции? В двенадцать лет ты же не можешь посиживать и сказать – я буду принципиальным! Это либо актуальные ситуации воздействовали, либо гены, либо воспитание родителей.  

Эти амбиции меня толкали на то, чтоб выигрывать. Как выигрывать – уже находились пути, которые были доступны. 

– Можешь вспомнить главные этапы собственного развития как игрока? Ну, к примеру, когда ты взялся за бросок и работал непосредственно над ним.

– Такого, чтоб развивать что-то одно – допустим, бросок – не было. Я был таким игроком, что не считая физики, кроме пробежать/проломить, мог исполнять все. Кинуть – не как Александр Овечкин, а средне – мог. Пас тоже мог дать. Соответственно, мне необходимо было развивать все в целом, по немножко. 

Но на данный момент я тоже пришел к новым вещам. В осознанном возрасте, когда ты уже сформировался, необходимо быть поклонником собственного дела, чтоб отыскивать какие-то пути. Последние два года начал заниматься так. По сути не знаю, от этого ли такие результаты. Может от чего-то другого, но конфигурации в подготовке были такими.

Просто передач. Стою на месте и, фокусируясь на этом, отдаю ровненькие точные пасы. И это будет лучше, чем бегать кругами заместо того, чтоб тренировать передачи и оканчивающий бросок. 

Позже в игре я смогу бегать на льду хоть сколько. А если выход 2-в-1 и мне необходимо решать? А в игре случается так, что момент всего один, ну и то нечеткий – когда ты бежишь 3-в-2 и тебя догоняет их 3-ий игрок, другими словами вот-вот будет 3-в-3. И для тебя необходимо в этой ситуации исполнить узкий пас. И если ты его не исполняешь, то гола не будет. 

А если исполняешь – то можешь пешком ходить всю игру. Исполнишь 1-2 паса, сделаешь 1-2 гола и это больше поможет команде, чем твои нескончаемые круги на сборах.

Но сходу скажу, что я занимаюсь на кардио. На данный момент юные ребята почитают и поразмыслят, что только играть нужно и больше ничего не делать. Нет, у меня суровая подготовка по кардио, два-три кросса в неделю и еще два велика по часу в неделю. 5 кардиотренировок в неделю – это довольно. Это мне Серега Бобровский привил.  

Тогда и я помыслил, что в принципе это два важнейших компонента. Кардио – когда ты не закисляешься, когда у тебя свежайшие мускулы, и от этого свежайшая голова. Когда ты отлично готов весь матч, стремительно восстанавливаться после смен – это база, ее необходимо нарабатывать тренировками в голубой, зеленоватой и красноватой пульсовых зонах (120-135, 135-155 и 175-185 ударов за минуту соответственно – Sports.ru). Так как когда ты закислился, очень устал – у тебя и мозг отключился. 

Физика у меня не то чтоб совершенно ушла. Я продолжаю заниматься в зале на мускулы. Но не настолько не мало, как ранее. Ранее я только мускулы и тренировал, кардио не делал вообщем. Я на данный момент замечаю, что если реально быть поклонником хоккея, то в собственной игре можно придумать много фишечек, которые дополнительно посодействуют.Приведу пример. В ближайшее время я пришел к тому, что тренирую летом пас – делаю триста либо 500 передач за тренировку.

Когда возвратился – отпускаю: становится кое-где лень, не так любопытно. Ну, человечий мозг: все становится отлично, даю для себя слабину.Но здесь много аспектов. Если ты пересматриваешь, так как для тебя нравится – окей. В принципе и на данный момент нет – вся моя игра состоит из мышления. С течением времени пришло чувство дистанции. И снова же это никакая не моя награда.

Соответственно, нужно исполнять с неловкой. А если ты не тренировал это, то, вероятнее всего, и не исполнишь. И момент будет упущен.– Вспомнил Павелски. Он очень круто подставляется под шайбу. Наверняка, тренирует это много времени – всегда находится на усах (в районе двух маленьких полосок на круге вбрасывания – Sports.ru), в «Сан-Хосе» ему Бернс кидал, он всегда подставлял. 

Я вообщем дурею. Другими словами тут можно поддерживать форму играми. Игры через один день – я в сезоне фактически не тренируюсь. Ранее, в «Чикаго», тренировался – после Рф приехал заряженный! По сезону начал очень проседать.

А в сезоне – нет шансов. Ты играешь просто на качествах, которые наработал в детстве и молодости. – Один из основных итогов сезона – многие в конце концов узрели, что ты делаешь партнеров лучше и можешь играть с кем угодно.

Это принципиально, но... Знаешь, когда точно смотрю? И вообщем, становлюсь жестким специалистом: питаюсь верно, сплю верно, смотрю смены, делаю растяжку, все вообщем четко – когда нелегкий период по очкам, по голам. Когда игру растерял, и есть некий спад.  

Именно тогда превращаюсь в специалиста, возвращаюсь на собственный уровень.И 2-ое – исполнение. Много тренирую летом – встану и бросаю шайбу либо отдаю передачи. Тренировать передачи с неловкой руки тоже принципиально – есть много игроков, которые с неловкой четкий пас не могут дать.

– Отдельные команды выделить трудно. Но такое бывает, когда у тебя успешный отрезок сезона. Все понимают, что ты на данный момент жаркий, и конкурент уделяет для тебя внимание – разбирают большая часть, глядят, где ты стоишь, молвят, как тебя перекрывать.

А без чувств очень трудно. Ах так в детстве – ты горишь, у тебя розовые щеки, как будто бежишь на открытый каток играть на бутылку кока-колы. Ты заряжен, у тебя амбиции, эмоции. 

Мне кажется, можно вообщем не готовиться, если у тебя будут такие эмоции. Если ты будешь каждую игру заряженным, свежайшим, с азартом в очах. Ты будешь еще лучше играть, чем человек, который тренился и все делал верно, но утомился конкретно головой. Он это сделал, все здорово – но башкой утомился и у него нет радости от этого хоккея. Здесь такая грань, непонятно как ее соблюдать. 

Нужно, естественно, и по мускулам работать, и не переусердствовать, если для тебя это не нравится и ты выжимаешь из себя. Но всегда пиши – это мое мировоззрение, я никому не навязываю свою точку зрения. Это просто то, к чему я прихожу в собственной карьере.

Когда очень заряжен, ничего не выходит. Так как делать больше, чем необходимо – тоже плохо

– Ты много раз гласил, что качество игры не всегда отражается на набранных очках. Тогда от чего зависит, успешный ты провел матч либо нет? К примеру, за час до игры ты можешь предсказать, будешь ли в порядке?

– Хороший вопрос. Могу сказать, когда это происходит – это, естественно, будет не за час, а минут за 30, когда вышел на ледовую разминку. Время от времени очень отлично чувствую ноги – сильные, резвые, толчок резкий. Но на другую игру выходишь – руки растерял, шайба прыгает, как-то все не совершенно перебирается, киксы какие-то. А время от времени выходишь – все, шайба просто прилипла к крюку, все круто, бросок летит, попадаешь, отдаешь. 

Но я сам лишь на пути к осознанию, что верно, как все должно сойтись, чтоб очки набирались. Вот у того, что я произнес про азарт, есть другая сторона. Время от времени с этим азартом тоже не работает. Если он есть и физическая форма в порядке, то время от времени делаешь больше, чем необходимо. Ты должен находиться в подходящей точке. А если у тебя суперэмоции и адреналин – хочешь улучшить и бежишь на метр поближе либо далее, чем нужно. Так как можешь быть готов, но психологически просядешь, и вся подготовка пойдет коту под хвост. Нужно быть сильным психологически – где необходимо, включать пофигизм. Вообщем никогда не нужно мыслить, кто и что произнесет о твоей игре.

В «Чикаго» мы тоже игрались низковато. Но у Анисимова ноги лицезрели? Он два шага делает – и уже возвратился вспять. – Мы в подкасте набирали состав безупречной сборной России-2020. 1-ая тройка вышла: Панарин – Кузнецов – Кучеров.– Дед все детство мне гласил, что нельзя глядеть на шайбу. «Подними голову!». 2-ое – надо играть в пас. Командная игра. Для чего кидать, если ты закрыт? Отдай пас, твой партнер забьет. И что пас очень нередко важнее гола – каким бы гол прекрасным ни казался, без паса его бы не было.  Это работает.

Не могу взять на себя ответственность, как будто я знаю, как все делается. В игре куча всяких моментов. Плюс – это вообщем нелегкая задачка: каждую игру я выхожу, и каждую игру необходимо реально работать на 120%.– Со стороны еще смотрится так, что в «Рейнджерс» для тебя любопытно играть с Деанджело, что он похож по мышлению. Он раскрывается здорово, врубается в атаки, ожидает твоих передач.– Тут ключевое – что он раскрывается. Открытому игроку я отдаю всегда.

Но ты как-то произнес в интервью: «Когда все игроки техничные, схожие — ничего неплохого из этого звена не будет». – По сути, мы так игрались (на чемпионате мира-2017 – Sports.ru) и здорово забили пару голов, понимая друг дружку на подсознании. Единственное – надо, чтоб мы собрались перед турниром и условились: так, пацаны, каждый реально отрабатывает. Шайба в метре – грыземся за нее, нет такового, что один глядит пока кто-то отберет.

– Вот как раз про дистанцию и марафон. Что ты делаешь, чтоб пройти таковой длиннющий и плотный сезон размеренно в физическом и психическом плане?

– Начинаю с подготовки. Принципиальна физическая форма и база. Это ко мне пришло, когда я в «Коламбусе» повстречался с Сергеем Бобровским. Он специалист, серьезно готовится, у него есть система – и я этим заразился. На данный момент работаю с Андреем Сергеевичем Крючковым, который много лет был в сборной Рф по лыжам, в кардиоподготовке осознает. Он пишет мне план на лето, я отдыхаю кое-где максимум месяц и начинаю готовиться. Другими словами за три месяца до сезона я начинаю трениться, закладываю базу, бегаю часовые кроссы на пульсе 130. 

Позже на последующий месяц повышаю интенсивность. Очень принципиально заложить базу именно объемом – часовыми кроссами в зеленоватой зоне. Не бежать сходу тест Купера с пульсом 200, а равномерно, с терпением.  

Кстати, когда начинаешь готовиться к сезону, уже растерял форму и бежишь кое-где в парке, а пульс нужно держать не больше 100 30 – бывает очень трудно. Мужчины с животами в парке бегут резвее тебя, и ты думаешь – блин, я же спортсмен, я бы тебя на данный момент так надрал! А у тебя пульс 130, и его нельзя превосходить. Борешься с собой – да хорошо, что, у меня же подготовка. А амбиции давят – блин, я на данный момент просто всех порву. Нужно выдерживать. 

И, естественно, психология даже важнее. Здесь, по сути, непонятная грань. Обычного ответа нет.Но все связано: когда ты очень заряженный, ничего не выходит. Как я сделал в этом сезоне: сфокусировался, ушел из всех инстаграмов, не входил туда целый год. 

В «Рейнджерс» все-же был новый договор, не необходимы излишние раздражители. Я сконцентрировался, закрылся от всего, получал наслаждение от жизни – и вроде сработало. 

Слава богу, мне подфартило, что в «Рейнджерс» я сразу забил, в первых играх набрал очки. Меня отпустило. А вот представляю для себя, если бы прошло 5 игр, а я заработал ноль. Ноль очков, ноль голов – за одиннадцать 600, #####! Я бы просто сожрал себя сам – даже не нужно было бы зрителей и прессы. Это тоже к фарту можно отнести – повезло, отскочила шайба, бросил, забил. Отпустило – все, поехали, получаешь наслаждение. 

– Но я верно понимаю, что по ходу регулярки спады по физике, даже маленькие, неминуемы?  

– Здесь я встречал игроков, которые зал отыскивают по навигатору, просто не знают, где он. Это шуточка, естественно, но вот реально – люди не бывают в зале целый сезон. Есть такие – по 2-4 раза заходят. Когда я после Рф приехал, я, мягко говоря, охренел. У нас же все выстроено на том, что надо работать, бегать, подымать, нагружать. Тут я лицезрел игроков, которые не заходят в зал вообщем, но все равно резвее всех бегают на площадке. Бьются, в борьбе участвуют. 

И это не те, кто набирает много очков. Это те, кто бегает, шугу-пугу нагоняет – физики у их хватает, хоть и без зала.– Первый год в СКА, когда мы с Шипой не игрались совместно, я смотрел смены сам. На 2-ой год взяли Даду – и мы смотрели смены звеном. Я, Шипа, Дадон.  Когда перебежал в «Чикаго», после каждой игры смотрел свои смены.

Если маленький турнир – например, чемпионат мира – можно было бы хорошо отыграть. Но если таковой марафон, как сезон НХЛ, то могли бы быть вопросы. Но это мое мировоззрение, я не знаю, как было бы по сути, я не тренер.

Как играть при таком состоянии? Неувязка.

В «Коламбусе» у меня самые сложные сезоны были, приходилось много работать, очень уставал. Тогда я еще занимался после матчей, но делал это меньше. И ощущал, что провалов не было.

На 2-ой год, как познакомился с Серегой, начал делать кардио. В 1-ый год там я так наедался, когда смену переигрывал, что всю игру не мог восстановиться. А на 2-ой год, после летней кардиоподготовки, просто восстанавливался, и последующую смену свежайшим играл. Это принципиально, мне кажется. 

В «Чикаго» были огромные спады. Сначала сезона с «Рейнджерс» тоже очень уставал, но посреди и в конце было вообщем нормально. Не ощущал сильной вялости. И вот когда я уставал на старте сезона, то в зал не прогуливался, так как необходимо было восстанавливаться. А позже у меня пошло-пошло-пошло, и я решил ничего не поменять. Вообщем практически не работал в этом году в зале – ну и вот таковой итог. 

Не знаю, не желаю гласить, что не надо трениться. Я делаю сильную базу, и вышло, что в сезоне не было просадок по ногам. Вообщем не было такового, чтоб я себя плохо ощущал. На базу, которую я заложил летом, накладывались игры, и, видимо, я свою форму поддерживал через их. И тем не закислялся в залах.

– Ты каждый раз оговариваешься, что ничего не пропагандируешь – а мне как раз кажется, кто реально занимается хоккеем, осознает, что каждому нужна своя  программка.

И пока я делал эти улитки в углах, уставал так, что на замену еле полз. И по сезону было очень трудно – от этого получал травмы на ровненьком месте. Все так как делал ненадобную, лишнюю работу.  Вот Вадим как раз таковой игрок, который не будет делать лишнюю работу, а исполнит все впору. Позже ты играешь на качествах, которые наработал ранее.  

Так и есть – в сезоне трениться вообщем некогда. Летом – еще да. Позже начал уставать – и закончил. В «Коламбусе» уже не смотрел. На данный момент могу большая часть поглядеть.  

Патрик Кэйн делал его посильнее. Но в «Коламбусе» он стал еще лучше, чем в «Чикаго»

Это итог твоего прогресса за пару лет? Либо ты, допустим, три года вспять был таким же?

– Таким я точно не был. Я могу осознать людей, которые гласили, что Кэйн делает меня посильнее. В принципе так и было, он мне помогал, 100 процентов. Но не так, что я был совершенно клоуном и мне подфартило оказаться с ним в звене. Понятное дело, мы друг дружку дополняли. Но я уже тогда был уверен внутри себя и мог отлично играть – но, естественно, не потому что на данный момент. 

Очень посодействовало то, что в «Коламбусе» остался без Кэйна. Опять – эволюция моего мозга и амбиции, желание решать задачки толкали, чтоб я находил пути демонстрировать тот же итог. Через работу, через развитие собственных свойств. В принципе выходило, но в «Коламбусе» было очень трудно. Я так очень уставал на физическом уровне, что ожидал каждый выходной.

И, естественно, я стал еще наилучшим игроком, чем был в «Чикаго».

– Ты в одном из интервью гласил, что следишь, какие Кучеров передачи дает и голы забивает. Ты его так выделяешь, так как вы похоже мыслите?

– Да-да. Еще – я всегда смотрю за наилучшими, так как за наилучшими еще увлекательнее смотреть. У него хорошие сезоны, и ты верно произнес, что мы похоже мыслим. Мне он симпатичен по игре.

Мне кажется, у него та же история в плане развития. Он тоже не был огромным и находил пути к воротам – не на таран, а через передачи, за счет хитрости, выбора позиции, чувства дистанции. 

– Хотел у тебя спросить про Шипачева. По идее, один из самых дорогих игроков мира и один из наилучших бомбардиров прошедшего сезона НХЛ в нем разбирается. Я подозревал, что будет любопытно, но в итоге – нет никаких слов. Просто надеюсь, что для вас его рассказ зайдет хотя бы наполовину так же, как мне.  

Но у меня особо ничего не вышло, он большой юноша. Я побежал далее, он стукнул меня сзади по ногам – и началась стычка.  Мне не нравится драться на льду, так как там немножко глупо. Партнеры ожидали шайбу, а мне было без различия, я веселил болельщиков. Нравилось, что люди кричат, когда я бегаю от заступника.  

Соответственно, я растрачивал сильно много сил на ненадобные вещи. Захватывали эмоции. Хотелось забить гол, но перед этим к тому же исковеркать заступника.– Я больше, знаешь, переживаю о юных мальчуганах, чтоб они не поразмыслили – «все, не буду тренироваться». Им-то как раз необходимо сильно много трениться, пока есть возможность. Развитие идет как раз с тринадцать до восемнадцать лет – можно прыжок сделать. Мне Андрей Викторович Назаров говорил – тренироваться нужно до 24-25 лет.

Может быть, у меня на подсознании это отложилось.

Пастрняк похож по стилю, Макдэвиду нужно вызвать Касперского

– А какие еще игроки близки для тебя по стилю?

– Мне кажется, по стилю игры мы похожи с Пастрняком. А вообщем я еще с кахаэловских времен говорю, что мне по качествам нравится Женя Кузнецов – по катанию, мышлению, видению поля он лучший игрок. Кэйн нравится – мы различные по катанию и по технике, но мышление схожее. 

Макдэвида для чего выделять? И так понятно, что он выделяется. 

– Про Макдэвида ты как-то произнес, что «это хоккейный прогресс, и все его свойства на другом уровне» – расшифруй идея. Другими словами это человек последнего поколения?

– Да, однозначно. Он как отдельный игрок – я считаю, что да, другого поколения. Но снова же, он не теннисист и не боксер, ему необходимо вести взаимодействие с другими, и его игра решит не все. Но у него большущее преимущество.

Что тебе на данный момент хоккей?– Хороший вопрос. Кстати, я в конечном итоге буду делать бросковую зону. Поначалу желал там устроить спа для восстановления, но мне такую сумму выкатили, что я решил в последующем сезоне гораздо меньше в оборону ворачиваться, чтоб не уставать. Вероятнее всего, у него такая техника катания, которая позволяет ускоряться. Либо все совместно.

Во-2-х, руки, очень резвые и действенные. Плюс – голова. Плюс – длинные рычаги, он до всего дотягивается, убирает на широкую. Если б у него к тому же бросок был как у Овечкина, я бы окончил с хоккеем, мне кажется.

Нужно Касперского вызывать, пусть он его на коды проверит.

– Кто в НХЛ выделяется по одному компоненту?

Вот такая философия у меня в последние 2-3 года. – Кучеров в «Тампе» свои смены прямо по ходу игры на планшете пересматривает. Кто-то отсылает свои смены специальному видеотренеру и позже с ним дискуссирует. Как у тебя с этим?

Барзэл очень очень катается. У него ноги всегда в глубочайшей посадке – не забиваются, что ли? Как? Если я в такую посадку сяду, то проедусь 30 секунд, и буду клюшку подымать, орать «смена»! Марнер тоже катается здорово. Мэттьюс здорово кидает. 

Примерно-то хоккей у всех похож, ты не можешь бегать и шайбу набивать клюшкой. Есть такие игроки, кстати, на которых я смотрю по сезону – они рискуют, обыгрывают под коньки, играют прекрасно. И я вижу в их потенциал лучших игроков, но они не набирают много очков, так как, мне кажется, пробуют излишние вещи, всегда рисковые.

– Запомнил ли ты, кто в этом сезоне против тебя идеальнее всего оборонялся? Кажется, у «Коламбуса» это хорошо выходило в январе и феврале.

Когда ты кайфуешь от того, чтоб сесть потянуться – делай это. А если заставляешь себя, хотя для тебя не нужно – тогда большой вопрос, необходимо ли это по сути? Все-же в хоккее ты можешь быть готовым по мускулам, можешь все сделать верно, но в этот момент утомиться головой. Я сначала хорошо забил пару голов в большинстве, и после чего со мной всегда стоял игрок. В этом году на большинстве я без шайбы прокатался, не особо любопытно было. Есть игрок, мне вообщем льда не дает. Получаю шайбу – а он уже бежит на меня.

Много команд так делают – при 5-на-5 один катается рядом со мной. Нужно удирать от него. С «Айлендерс» так было – они нередко выпускали третье звено, и со мной всегда катался игрок. Один раз вышло удрать, в конце сезона. Я побежал за ворота, спрятался, вылетел из-за их, мне дали пас, подледную забил.

Вот это вышло освободиться – на секундочку! И это тоже был фарт, что наш игрок оказался с шайбой и увидел.  

– А помнишь стычку с Макэвоем еще в прошедшем году? Что там вышло? 

– Мы вели в счете, он, наверняка, желал переломить ход встречи. Стукнул – я желал возвратить, как-то толкнуть.На данный момент анализирую свою игру и понимаю, что, будучи совершенно юным и глупым, в СКА делал сильно много ненадобной работы. Бегал в углах. Мне тогда нравилось, как зрители начинали орать, когда шайба была у меня в углу – заступник за мной бегал и не мог ее отобрать. На стадионе все радовались.

Вся стычка состоит в том, что ты схватился успешно и выставил руку. И если у него длиннее рука, то он меня за грудь взял – и мне никак не подобраться. К тому же попасть трудно – нагрудники, шлема, все. Если свалился на землю – на улице стычка длится, никто не разнимает. А здесь для тебя нужно драться в стойке. Как для тебя драться в стойке с человеком, у которого рука на 10 см длиннее, чем у тебя? И он тяжелее на 30 кг. 

– По последним плей-офф видно: НХЛ – космически равная лига. Там вообщем есть побкдители? Есть команды, против которых тяжелее, чем против других?

– Безусловно, есть побкдители по сезону – тот же «Бостон», равновесная, крутая команда. Но полностью неважно какая команда его может обыграть, так как куча вариантов развития событий. Допустим, они только сейчас отыграли матч в Калифорнии, а завтра у нас с ними игра тут, в Нью-Йорке. У их перелет, у их бэк-ту-бэк, а мы отдыхали два денька. Мы еще свежее, а у их накопилась вялость – мы уже играем в различных критериях.

Осознает, что стал лучшим игроком, но длительно страшился признаться для себя, что заиграл

– Ты не так давно собирался в подвале дома поставить площадку для отработки бросков, но все таки решил, что не так очень любишь хоккей. С одной стороны, ты суперпрофи, очень погружен в хоккей, но не будешь же ты в денек отдыха матчи глядеть.Во-1-х, скорость. Он набирает ее такими сильными толчками, не мелькает. Очень очень толкается – хотя он и сам не большой, и ноги у него не большие. Я его лицезрел – нормальный обыденный юноша, разве что высочайший.

Поставлю бросковую зону – как раз для передач, чтоб решить в подходящий момент и пройти сезон без вялости.

А вообщем, я таковой человек, у которого куча интересов и хобби. Может это отлично, может плохо – выхожу с ледовой площадки, могу читать что-то, узнавать новое. После игры не охото мыслить о хоккее, глядеть чужие игры. Но снова же – так происходит только когда у меня неплохой отрезок сезона. Тогда у меня мозг расслабляется. 

Только плохой отрезок – я сходу буду глядеть наилучших игроков, как они там что набирают, забивают, и стараться возвратить свою линию.  

– Еще смотрел твой инстаграм-эфир с Радуловым, когда он был в Мексике. Там в кадре появился его брат – и меня изумило, что вы втроем одномоментно вспомнили, что Игорь Радулов – создатель гола с твоей первой передачи в КХЛ.

– Да, такое запоминается. Помню, когда на первую игру выходил – меня трясло, как банный лист. За сборную, честно говоря, не так помню. Так как в КХЛ уже какие-то голы забивал – это чуть-чуть не так. Еще же и товарищеские игры были – то есть ты забил, а это вроде не считается, но ты-то уже забил. И когда это происходит в официальной игре, нет такового скачка чувств.

В КХЛ я первую забил «Салавату Юлаеву». У меня даже в ютубе этот гол сохранен – повезло, кто-то в Чехове снимал с телефона, выставил в ютуб. Я просто признателен этому человеку, что у меня на данный момент есть 1-ый гол – там плохо видно, но он есть

– Четыре года вспять у тебя спрашивали, можно ли тебя именовать звездой – ты поведал, что в «Витязе» три года не признавал, что заиграл, и в конечном итоге ответил – нет. На данный момент, после такового договора, серии удачных сезонов – можно?

– Естественно, на подсознании я понимаю, что играю на неплохом уровне, реально лучшем. Но сама формулировка «я – звезда» – нет, я так не думаю. Я думаю о том, удается ли мне играть на этом уровне. А слово «звезда» я даже в собственной голове не могу сказать. Сходу скажу для себя – ты че мелешь, придурок? Не из-за того, что я таковой верный, а просто чтоб не терять голову.

Гопник из Коркино перевоплотился в гения мирового уровня. Панарин – это незапятнанная удовлетворенность

Поклонники устроили флешмоб в твиттере: продвигают Панарина на MVP сезона

Звучное интервью Панарина – о Путине, беззаконии и договоре с «Рейнджерс»

Панарин — новый Овечкин? Разбираем самое звучное подписание лета

Фото: globallookpress.com/Joshua Sarner/Icon Sportswire, David Hahn/Icon Sportswire, Brett Holmes/Icon Sportswire, Fredrik Karlsson/ZUMAPRESS.com; instagram.com/artemiypanarin/; Gettyimages.ru/Jana Chytilova/Freestyle Photography

Зеле против санкций в отношении Рф.

5 мая австрийский веб-сайт Dossier, специализирующийся на расследованиях, выкатил глубочайшее исследование деятельности Райнера Зеле – шефа австрийской нефтяной компании OMV. Его заподозрили в тратах и очень плотных контактах с Россией.

Это вызвало энтузиазм в руководстве: совет директоров OMV поручил провести проверку в отношении Зеле. Невзирая на то, что компания распространила заявление о стандартной процедуре, это не совершенно так: как минимум в прессу такие заявления выходят изредка.

Казалось бы, это внутренняя история австрийской компании. Почему это принципиально для нас? Есть несколько обстоятельств.

Это помогает выстроить доверие и взаимопонимание».Стороны не открывали денежные условия договора, но в Dossier узнали, что соглашение сроком на 5 лет подразумевает каждогодную спонсорскую помощь в размере 5 млн евро. Другими словами суммарно – 20 5 млн. Для сопоставления, венский «Рапид» получает от OMV 1,2 млн в год, хотя лого размещается на рукаве формы не только лишь юношеских команд, да и главной.

Конкретно очень прочные контакты с РФ и стали предпосылкой расследования: Зеле часто летал личными рейсами за счет компании в Санкт-Петербург, также устроил роскошное празднование 50-летия отношений с «Газпромом» в Вене.• Ну и самое увлекательное для спорта спортае тыщи восемнадцать году Зеле подписал от лица OMV партнерский договор с «Зенитом».

Не считая того, Райнер управляет Германо-российской внешнеторговой палатой и призывает ЕС отменить санкции против Рф. 

«Санкции против «Северного потока-2» – удар по Европе и по Германии, близкому союзнику, – гласил Зеле. – Берлину и Брюсселю пора занять четкую политическую позицию и ответить прицельными контрмерами. На кону стоит энергетическая независимость Европы».

С середины две тыщи пятнадцать года, когда Зеле возглавил OMV, Австрия стала наикрупнейшим центром трейдинга русского газа в Европе. Объем поставок в эту страну за 5 лет вырос более чем на 40% – около восемь миллиардов кубометров и тогда 14,1 миллиардов кубометров в две тыщи девятнадцать году.• Зеле до этого работал в германской компании Wintershall, которая с 90-х сотрудничает с «Газпромом» и считается одним из важных партнеров русского нефтегазового гиганта. Она также имеет долю в проекте «Северного потока-2».

Согласно пресс-релизу на веб-сайте петербургского клуба, австрийцы получили «рекламные и спонсорские права в проектах по развитию молодежного футбола, в том числе право на размещение логотипа на игровой и тренировочной форме молодых футболистов, тренеров и админов всех команд академии и других зрительных носителях «Зенита».

Поначалу – кратко про личную часть расследования.

Зеле – самый высокооплачиваемый топ-менеджер Австрии. Он получает 7,2 млн евро в год – при всем этом, по расчетам создателей, на личные перелеты он издержал четыреста тыщ евро за четыре года. Самые нередкие направления: Эмираты, Наша родина и Ирландия. В последней стране у немца есть недвижимость, потому подразумевается, исходя из дат перелетов, что он за служебный счет мог летать не по рабочим делам. В интервью Kurier он это подтвердил – но произнес, что полет одобрили в совете директоров, а личные поездки оплачиваются в личном порядке.

Посреди полетов в Россию выделяются маршруты в Петербург, Москву (один перелет через Осло обошелся в 30 два тыщи евро) и Сочи. OMV позиционирует себя как экологически чистую компанию – при всем этом Зеле даже летал на бизнес-джете в Инсбрук.

В две тыщи восемнадцать году Зеле закатил пышную вечеринку на четыреста гостей в честь 50-летия с установления отношений с «Газпромом», на нее прилетел лично Алексей Миллер. Для этого OMV снял прошлый императорский дворец Хофбург, все торжество обошлось в восемьсот 70 тыщ евро, на нем выступила даже балетная труппа муниципального театра Вены.

Ну и ранее мужик растрачивал на разные торжества солидные суммы – к примеру, двести 70 тыщ на рождественский концерт для менеджеров компании. При всем этом с две тыщи шестнадцать года число служащих сократилось на четыре тыщи.

Договор с «Зенитом»: 20 5 млн евро на 5 лет, при всем этом на форме главной команды логотипа нет вообщем

Контракт с петербургским клубом – отдельная часть расследования. Соглашение OMV вправду подписано в октябре две тыщи восемнадцать года, когда президентом петербургского клуба был Сергей Фурсенко.

«OMV и Россию в протяжении десятилетий связывают крепкие и надежные деловые дела, – гласил Зеле. – В последние годы мы интенсивно наращиваем это сотрудничество, а с недавнешнего времени начали расширять его в социально-культурной области. Я рад, что мы сделали очередной шаг в этом направлении, и наше красивое партнерство будет с этого момента распространяться и на сферу спорта. 

Во времена возрастающей интернациональной напряженности как никогда принципиально, чтоб наше сотрудничество развивалось всесторонне.• OMV – стратегический партнер «Газпрома» с активами в Рф и толиками в проектах русской компании, а именно, в освоении газового месторождения в Сибири. Зеле и Алексей Миллер лично подписывали контракт о сотрудничестве в две тыщи восемнадцать году (и два раза его перезаключали, продлевая сроки). К тому же, австрийская компания – один из главных покупателей русского газа в Европе и принципиальный инвестор «Северного потока-2» – проекта газопровода, из-за которого члены Евросоюза бранятся вместе.

При всем этом принципиально осознавать, что на форме основного «Зенита» лого OMV вообщем никак не сияет – исключительно в соцмедиа и на экипировке молодежек. Интересно, что конкретно в две тыщи восемнадцать году «Газпром» стал спонсором «Аустрии» – и тоже сначала молодежной команды.

Создатели Dossier подозревают, что таким макаром OMV просто помогает «Зениту» соответствовать правилам денежного фэйр-плей – с этим у петербуржцев, если помните, всегда напряжно.

«Мы во всех странах, в каких работаем, увлечены спонсорством в разных сферах. Половину добываемого нами в Рф газа мы там и продаем, а у нас тут 50 процентов газа поступает из Рф. Здесь дело в стиле, – растолковал Зеле договор с петербуржцами, не комментируя информацию про 20 5 миллионов. – Будем ли сокращать расходы? Подчеркиваю: все наши расходы на данный момент пересматриваются».

Фото: РИА Анонсы/Миша Киреев; globallookpress.com/imago stock&people; fc-zenit.ru/Вячеслав Евдокимов

Описание:
Проводим статистику игр в 1xbet!

«Вы не тут, но вы с нами».

Бундеслига первой вызывалась спасти нас от тоски по потрясающему футболу, но трибуны без фанатов все таки смотрятся мало обидно. Потому клубы решают еще одну делему: как заполнить кресла, не нарушая санитарные правила. Пока самый роскошный ход выдала гладбахская «Боруссия»: клуб заполнил стадион пластмассовыми фигурами болельщиков с фото.

Еще одну прекрасную инициативу выдумали в «Кельне». Клуб попросил у болельщиков футболки, шарфы, игрушки – и оформил ими кресла на центральной трибуне. Смотрится очень здорово.

Козла Хеннеса IX не было на стадионе, та как животные пока запрещены. Зато появилась его мягенькая версия на трибуне.

«Вы не тут, но вы с нами», – трогательно обрисовали трибуну в клубных соцсетях.

Судя по всему, часть мозаики из футболок клуб сделал сам. Но вот оставшиеся кресла точно заполнили поклонники – там формы различных сезонов и даже эпох.

Чтоб болельщики в Кельне ощутили единение, на веб-сайте клуба запустили приложение, которое посодействовало поклонникам собраться на балконах в одно время и синхронно спеть гимн.

Кажется, это незримое присутствие болельщиков посодействовало сделать матч против «Майнца» очень радостным и с прекрасными голами:

• Уже на 6-ой минутке Марк Ут воплотил пенальти за фол на самом для себя – и «Кельн» повел 1:0;

• После перерыва Флориан Кайнц замкнул голливудскую подачу – 2:0;

• У «Майнца» на смену вышел оплаченный у «Ливерпуля» Тайво Авонийи и забил 1-ый гол в Бундеслиге – 2:1;

• А на 72-й минутке полузащитник Пьер Кунде переключил сложность на «новичка», с центра поля пробежал мимо нескольких конкурентов и сравнял счет – 2:2.

Вот и все голы. 

Козел Хеннесс IX – знак «Кельна». Но на данный момент его не пускают на стадион из-за санитарных требований

А еще в «Кельне» сходу три человека сдали положительный тест на коронавирус. Но команда все равно вышла на матч

Фото: twitter.com/fckoeln